МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР
ПОЛИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
(МЦПА)

Маркетинговые исследования. Медиа-исследования. Социально-политические исследования.
Интернет-исследования. Коммуникации.

 









В раздел НОВОСТИ

Южная Осетия: неоднозначные оценки Московского Центра Карнеги

В масс-медиа распространен текст доклада российской экспертной группы Московского Центра Карнеги «Южная Осетия: современное состояние и перспективы (внутреполитические аспекты)» №2011/1. Видимо, номер документа следует интерпретировать так, что это первая работа указанной экспертной группы в текущем году, и посвящена она именно Южной Осетии.

В обширном докладе подробно и вполне со знанием дела рассматриваются внутриполитические взаимоотношения в РЮО. Авторы достаточно хорошо осведомлены о позициях, формах и методах деятельности основных местных политических фигурантов. Однако, нам представляется, что проблемы, связанные с современной идентификацией Республики значительно сложнее и глубже, чем это видится авторам рассматриваемого документа.

Первое. В докладе фактически отсутствует научно обоснованное рассмотрение геополитического сегмента современных проблем, связанных с Южной Осетией. Известно, что «кавказский узел» завязан на проблемах не только взаимоотношения между кавказскими республиками и политическими процессами внутри каждой из них. «Кавказский узел» в современном мире является, прежде всего, одной из сложнейших геополитических проблем. Однако место Южной Осетии в данном контексте в рассматриваемой работе явно не определено. А без этого изучать любые проблемы, связанные с «состоянием и перспективами» ее развития невозможно, в принципе.

Второе. В представленном докладе также фактически отсутствует анализ постоянных провокационных заявлений западных стран и организаций и их влияние на внутриполитические процессы в РЮО. В частности, это относится к заявлению Комиссии «НАТО-Грузия» 15 апреля 2011 года в Берлине и к неоднократным заявлениям официальных лиц США о поддержке так называемой «территориальной целостности Грузии». Замалчивание этого аспекта, вероятно, объясняется тем, что Московский Центр Карнеги является «де-факто» американским присутствием в России и известен как прозападно-ангажированная организация, что, вероятно, не позволяет аналитикам исследовать заявленные проблемы беспристрастно и объективно.

Третье. В докладе отсутствует анализ и грузинского сегмента, влияющего на весь комплекс проблем, связанных с современной идентификацией Южной Осетии. А это -- грубое упущение, или замалчивание проявления агрессивности нынешних грузинских властей. В данной связи позицию авторов доклада вполне можно рассматривать как специфическое участие в «процессах дезинформации», распространяемой грузинскими властями и их покровителями, начиная с момента варварской грузинской агрессии против Южной Осетии 8 августа 2008 года.

Четвертое. Непосредственно в тексте доклада имеется и ряд противоречивых авторских оценок. В частности, на странице 3 говорится: «Еще один распространяемый «недоброжелателями» Кокойты миф связан с абсолютным якобы отсутствием собственных кадров и необходимости завозить их (от строительных рабочих до министров) из России». Но на странице 6-7 доклада уже речь не идет о «мифе», а указывается на то, что «необходимо учесть, что сейчас в процессе государственного строительства в Южной Осетии элита занята копированием российской и североосетинской бюрократической системы, хотя с учетом малочисленности населения и нехватки кадров для республики подошла бы более мобильная и «облегченная» модель….». Здесь правомерно перед авторами поставить вопрос: так что же распространяют «недоброжелатели» Кокойты: «миф» или «реальность»? В тексте рассматриваемой работы имеются и другие аналогичные пассажи.

Пятое. В заключении доклада указывается, что «угроза нарастания внутриполитической нестабильности в ходе предвыборной кампании накладывается на отсутствие у власти (как у президента, так и у правительства) какого-либо сценария развития республики». Такой вывод является предельно странным. Как известно, Республика Южная Осетия совершенно четко определилась со своим государственным статусом, который закреплен Конституцией страны. Этот статус имеет свою юридическую силу. Южную Осетию как суверенное государство признала не только Российская Федерация, но постепенно она признается и другими государствами. Протекающие социально-экономические, политические и даже гуманитарные процессы априори не могут быть простыми внутри страны. Но все они развиваются в строго определенных концептуальных формах, или по соответствующим «сценариям». Как известно, грузинской агрессией стране нанесен огромный материальный и гуманитарный урон. Но сложнейшие проблемы восстановления молодого государства отнюдь не означают отсутствие «какого-либо сценария» развития Республики.

Таким образом, доклад Московского Центра Карнеги «Южная Осетия: современное состояние и перспективы (внутриполитические аспекты)» является, на наш взгляд, недостаточно объективным и в некотором роде даже провокационным. Тема, поднятая Центром Карнеги в Москве, необычайно актуальна, но требующая более глубокого аналитического подхода, который бы реально отражал действительное положение дел в Республике Южная Осетия и вокруг нее.


© Международный центр политического анализа